Стихи Александра Ерёмина

Русь многострадальная
Святая Русь


Был Царь царей и Он был нищий,

Пришёл любовь благовестить.

Его послал Отец Всевышний,

Любовью души оживить.

 

И Сам Отец Его прославил,

За то, что смерть Он покорил,

Крестом от тления избавил

И веру в Правду утвердил.

 

Христова вера была славной:

Христианин друг другу брат

И была заповедь их главной —

Любовь в душе своей стяжать.

 

Любить душою всею Бога

И как себя людей любить.

И ближним называть любого,

Пришлось с кем горе разделить.

 

Русь стала тоже православной

И стала верой дорожить,

Но дух витал над ней лукавый,

Пытаясь веру исказить.

 

Все Бога заповеди святы,

Но стали их все разделять:

Одни приятнее богатым,

Другие — нищим лишь подстать.

 

Твердя народу про покорность

И про незлобие «цари»,

Себе предписывали вольность,

Творить откупные грехи.

 

Но Царство Божие – не поезд,

Нельзя билет в него купить.

В него войдут — чья чиста совесть

И научился кто любить.

 

А как «князьям» любить народы,

Как дорогих самих себя?

С кого иметь тогда доходы,

Коль угнетать других нельзя?!

 

За счёт кого им жить роскошно

И время праздно проводить?

Её исполнить невозможно,

«Князьями» оставаясь быть.

 

Не насыщаемая жадность,

Не может мысли допустить,

Чтоб что-то ближнему досталось …

Достоин он — рабом лишь быть.

 

А нищета всё ждала милость

И сострадание «князей» …,

Но на «царей», хоть и «молилась»,

Не становилось жить светлей.

 

И стала Русь большой Державой,

Людей, лишь с правом выбирать,

Какою жертвой стать им славной,

Могла страна, чтоб процветать.

 

Народ лелеял в сердце веру,

Как исцеляющий бальзам …

А кто-то развивал карьеру,

Идя наверх «по головам».

 

Свой каждый в жизни выбрал подвиг:

Служить которым господам

И каждый сам судьбы виновник:

Живёт как здесь, что примет там.

 

Судьба зависит ведь от цели,

К какой свободно кто идёт

И совершает, что на деле,

А не лишь лозунги поёт.

 

Мечтает каждый о свободе

И к ней найти свои пути …,

Но надо помнить о народе

И жить с ним честно по любви.

 

А коли жить одним доходом,

Ему все силы подчинить,

То духом можно став уродом

И ум, и совесть помрачить.

 

Должно прийти соблазнов море

И мир грехами утопить,

Но людям тем – большое горе,

Кто грех решился утвердить.

 

И трудна к вечности дорога,

Тех, кто пресыщен и богат:

Им в наслажденье не до Бога,

Их не волнует страшный ад.

 

Их не волнует боль другого,

Хоть даже он их кровный брат,

Когда есть денег очень много,

А брат – и нищ, и простоват.

 

Здесь каждый делать выбор волен:

Любить иль слабых угнетать

И будет, чем в судьбе доволен,

И от чего ему страдать.

 

Так этот мир внутри устроен,

Что можно лишь одно избрать:

Жить на земле по Божьей воле

Иль дух нечистый ублажать.

 

Себя любить Бог не неволит,

А нечисть любит принуждать:

Греха испить всю сладость вволю …

И забирает в ад страдать.

 

Но не бывает грех доволен:

Чего и сколько бы ни дать,

Порабощает нашу волю,

Не позволяя сострадать.

 

И чаще – грешники герои:

Их мир стремиться величать.

Ведь их равняет он с собою:

Как любит цели достигать.

 

Грех стал привычною ценою

И стали грех не осуждать,

И даже праведных героев,

Высокий подвиг унижать.

 

Века сокрыты грязной ложью:

Не разобраться: «Кто тиран?

А кто исполнил волю Божью,

Не избежав кровавых ран?

 

Кто к славе шёл по бездорожью?

Чей «на костях» стал пьедестал?

Кто мудро правил, а кто дрожью

И страх в народе насаждал?»

 

Теперь понять всё крайне сложно,

Но грех природу не менял:

Всегда использовал возможность,

Наполнить болью свой бокал.

 

Всегда есть те, кому — всё можно,

Вершит истории, кто бал.

Понять народ им очень сложно:

У них соблазнов карнавал.

 

Волнует новая возможность,

Стяжать свой личный капитал,

Авторитета непреложность,

Чтоб их народ, «отцами» звал.

 

Но с ним у них есть напряжённость,

От нераскаянной вины,

Ведь грех вгоняет в безысходность,

С которой жить обречены.

 

Покоя нет ведь всем виновным

И страх рождает неприязнь,

Ко всем преступно угнетённым

И обличает души «грязь».

 

И трудно вырваться из плена,

Поработившего греха …

И смотрят на народ надменно,

Как на дешёвого раба.

 

У них во всём всегда он крайний,

Во всём у них он виноват.

Хотя всегда он был бесправный

И … обещаньям даже рад.

 

Всегда не чувствовали меры,

Людей насколько угнетать.

Блюли святые лишь манеры,

Учась святош изображать.

 

Народ смиренный, простодушный,

Эксплуататоров терпел,

Невмоготу, хотя удушье,

Переходило в беспредел.

 

Не восставал народ послушный:

Он мирно с Богом жить хотел,

Но бес шептал о жизни лучшей …,

В которой он бы власть имел.

 

Ломать, крушить страну – не строить,

Легко, что есть – опустошить.

Легко на грех людей настроить,

Но тяжело с грехами жить.

 

Ведь грех – иллюзия свободы,

Он превращает дух в раба.

Он губит целые народы,

Сбивая их с пути добра.

 

Так раной стала Русь единой,

Под гнётом чуждых ей идей:

Была болезнь неисцелимой,

Гноилась рана всё сильней.

 

Вражда народы опьяняла,

Всё души делая мрачней …

А им всё Партия вещала,

Как жизнь становится светлей.

 

Держава мнимая распалась,

Мощь умертвив духовных уз

И сиротой одной осталась,

Россия там, где был Союз.

 

И снова всё пошло по кругу:

Сильней греха пьянит вино,

Наверх протягивая руку …,

А честных всех – опять на «дно».

 

Вновь грешник роскоши достоин,

Вновь всё ему принадлежит …

А «чернь» достойна лишь неволи:

Туда дорога ей лежит.

 

Она должна сильней смиряться

И быть приветлива всегда,

Эксплуататоров бояться,

Сильней, чем Страшного суда.

 

Не мыслить даже обличенья,

В грехах зарвавшихся «панов»,

А кротко лишь просить прощенья,

Не любят, что своих воров.

 

Не мыслить плохо о них даже,

Не то, что вслух их осуждать …

Ведь грех для каждого свой важен,

За свой ведь грех нам отвечать.

 

А всех виновных Бог накажет,

За казнокрадство и разврат.

Накажет тех, кто был продажен

И спровоцировал распад.

 

Кто вёл на путь развала верный,

Путь нестабильности страны,

Заботой мнимой, лицемерной

И записал народ в рабы.

 

Самодовольно кто решает,

Насколько быть должны умны …

И совесть не отягощает,

Народа скорбью нищеты.

 

Всегда народ имеет право —

Терпеть, работать и молчать.

Ему века твердят лукаво,

Родился, что он созидать.

 

И он работает исправно

И от врагов спешит спасать …

А пожинает кто-то славу,

Кто может лишь … повелевать.

 

Но если ложь у нас лишь в моде,

Как сможем истину найти?

К греху коль склонны по природе,

Как рай здесь можем обрести?!

 

Объединить не может гордость,

Что созидается на лжи.

На ней основана греховность,

Что поражает дух души.

 

Самообман, души как подлость,

Что плоть не хочет исцелить

И не леча свою виновность,

И дух, и тело погубить.

 

Где смысл, твердить про превосходство,

А свой народ не накормить?

И вспоминать идеи сходство,

Чтоб святость ней уничижить?

 

Патриотизм менять на пошлость

И гражданином мира жить,

Себе устраивая роскошь?

На подвиг ложь не вдохновит.

 

Сейчас всё то, что было в прошлом:

Никак людей не изменить.

Лишь только сможем в мире Божьем,

Любовью жизнь соединить.

 

Ведь раб греха – греху и служит,

Грех – его главный господин!

А ложь с гордыней только дружит

И дух её — со злом един.

 

Мир одинаково устроен:

Всё мнит грехом достичь вершин.

Но грех приносит только скорби,

Хоть притворяется всем мил.

 

Не может грех решить проблемы,

Ни человека, ни страны.

Ни предложил какие б схемы,

Его плоды всегда мрачны.

 

Беда приходит не случайно,

Как не случаен дым огня.

Причина лишь бывает тайна,

Скрывая до поры себя.

 

Но всё когда-то будет ясно

И будет видно, как средь дня.

И потому – всё не напрасно,

Не происходит что-то зря.

 

Природа зла – игра без правил,

Пригодны виды все греха.

И потому зло быстро ранит

И так трудна со злом борьба.

 

Не может грех любить заставить:

Насилие — свобода зла

И ложью это не исправить,

Скрывая злобные дела.

 

Рай не построить нам насильно,

Ложь – есть насилие ума.

Всегда насилие противно,

Всегда насилие – беда.

 

Кто меч поднял — мечом погибнет,

Презрел пути, кто все добра

И Свет из сердца его сгинет,

И помрачит навеки тьма.

 

Лишь зло за тленный прах трясётся

И порождает в сердце страх,

Ведь и себе злом обернётся,

Вкусив зла яд в своих сердцах.

 

Вот потому, каков наш выбор:

Плоть иль душа вновь «в кандалах»?!

И будет жизни нашей прибыль –

Прах иль нетление в веках!

 

Русь к Небесам всегда стремится,

Нелёгкий Крест судьбы неся,

Но нелегко с пути не сбиться,

Когда восстала нечисть вся.

 

И Русь, меж крайностей двух мчится,

Претерпевая скорбь и боль,

Пока совсем ни растворится,

На этом свете вся любовь.

 

А мы в грехах всё блага ищем

И грех уверенно творим.

Как будто Бог за грех не взыщет,

Не будет каждый Ним судим.

 

Бог не лишил народы права,

Кого любить, о чём мечтать …

Но так любовь наша лукава,

Что может души убивать.

 

Возносим сами мы кумиров,

Приносим жертвы льстивых слов.

Они же быстро в мире мнимом,

Из нас, вдруг делают рабов.

 

Жизнь создают невыносимой,

Сплетённой из сплошных оков,

Душа становится гонимой

И умирает в ней любовь.

 

Но фанатично им мы верим,

Любовь и Истину забыв,

И ложь безумную лелеем,

Мечтою душу помрачив.

 

И незаметно все слабеем,

В душе дух святости убив.

И так — что есть, то и имеем,

Как свою Родину храним.

 

Но сколь верёвочки ни виться,

Конец всегда всему придёт,

Хоть даже снова повториться …

Ведь вечно, лишь Любовь живёт.

 

И рано, поздно ль, зло всё сгинет,

Любви с Пречистых сгинет Глаз.

Зло новый мир навек покинет,

В последний самый тленный час.

 

А всё прекрасное воскреснет

И в новый мир навек войдёт.

В нём будет доброе всё вместе

И Свет Любви в нём не пройдёт.


*     *      *

|

 0